Дорогой Доктор (dear_dr) wrote,
Дорогой Доктор
dear_dr

Categories:

Ще не вмерла Каролина!

Читаю роман Евгения Юрьевича Шкиль "Стражи Красного Ренессанса".
Цитирую авторскую аннотацию, чтобы не плодить сущности.
[Аннотация]Действие романа происходит в 2091 году, ровно через сто лет после развала СССР. Место действия — Советская Конфедерация, возникшая на территории России и некоторых сопредельных государств после десятилетий смуты. Мир раздроблен, научно-технический прогресс остановлен и даже наблюдается некоторая регрессия. Значительная часть национальных государств слаба и превращена в марионеток Всемирной Энергетической Корпорации, приватизировавшей 80 % ядерного арсенала распавшихся Соединенных Штатов Америки. Западная Европа разделена на зоны Исламского и Европейского права. Для противостояния нарастающему хаосу внутри и вне Советской Конфедерации и был создан Орден Тайных Стражей Революции. В книге нет одного главного героя, их целых шесть. И все они стоят на защите интересов молодой Советской Конфедерации. Эта книга была закончена в мае 2014 года, но с тех пор она стала еще актуальней.

И там мне попался совершенно убойный фрагмент. Привожу его здесь. Краткая предыстория момента: группа наших Стражей, выбравшись из очень сложных обстоятельств в КША, оказалась в захолустном городке Гаймон-Либерал, на границе между Нуэво Мехико и Южной Каролиной...


Взгляд Марика неожиданно зацепился за книжку с обложкой цвета крови. Он достал ее и прочитал название: "Holodomor. Genocide of our heroes. 1932–1933"
— Маеш цикависть до голодомору? — вдруг послышалось сзади.
Верзер повернулся и увидел коротышку с большой головой, широким лбом и толстым подбородком. Был он чем‑то схож с первым, тем, что стоял за прилавком, когда стражи вошли в магазин, однако с лицом без оспин.
— Что? — спросил Марик, не поняв диалектизма.
— Интересуешься голодомором? — повторил коротышка уже на нормальном, неискаженном английском языке.
— А? — понял Марик и неопределенно повел плечами. — А ты Тэддибук?
— Це я, — подтвердил коротышка, обдав лицо стража слюной, — так ты цикавы… интересуешься голодомором?
Марик попытался, что называется, съехать с темы, но у него это не получилось. Тэддибук, подбежав к двери и сменив табличку "открыто" на "закрыто", принялся бойко рассказывать историю злосчастного народа дикси. Причем говорил он на каком‑то жутко извращенном варианте английского языка с коверканием слов, неправильными ударениями и изменениями долготы гласных звуков. Например, бывало, он произносил не "дикси", а "дыкси" или даже "дыксы"… ну как‑то так…

Марик никогда особо не интересовался историей, однако откровения коротышки ввели его в явное замешательство, почти в ступор. Тэддибук утверждал, что дикси — это самый древний этнос на планете Земля. Огонь, земледелие, скотоводство, колесо, письменность — все, буквально все полезное для рода человеческого придумал именно этот славный народ. Иисус Христос, как оказалось, был из протодикси. И египетские пирамиды построили они же. Ну и так далее…
Марик не всегда понимал, что говорит Тэддибук, но у стража в голове сам собой возник почти былинный перевод: "И все шло бы ладно, коли у людей сих славных не было б завистников злых: жидов поганых, да янки клятых. Вечно супостаты подлые строили козни свои окаянные супротив пресветлых мужей арийских. Жаждали упыри ненасытные крови младенцев невинных, да чистоты дев непорочных. Ненавистна была змеям подколодным вольная воля рода могучего, рода великого, рода священного…" — ну, как‑то так.
Кроме всего прочего Марик узнал, что Иуда Искариот был наполовину жид, наполовину протоянки. И египетскую цивилизацию разрушили они же — вечные жиды и доисторические янки. Да и вообще во всех бедах человечества виноваты были два этих проклятых народа. От них пошли все масоны и угнетатели мира.
Незаметно для себя Марик вместе с Тэддибуком перекочевал в подсобку. А у коротышки в руках вдруг оказалась бутылка кукурузного виски и две стопки.
— И причем здесь голодомор? — спросил озадаченный страж.
— В велику дэпресию клятые янки зробылы рукотворный голод, щобы звести арийску людыну, — сказал Тэддибук, плюясь слюной и разливая по стопкам спиртное. — Сорок мильонив згубылы. Це ж геноцид дикси був.
Марик хотел возразить, что, наверное, в те трудные времена недоедали все бедные американцы, а не только какие‑то определенные, и что если бы в тридцатые годы прошлого века было уничтожено столько белых южан, то вряд ли бы от дикси вообще хоть что‑то осталось, но глядя на дегенеративное лицо собеседника, страж понимал, что с таким объясняться можно только на языке кулаков. Однако с этим Марик решил пока повременить.
— Ну, — поднял свою стопку коротышка, — за дэржавную, незалэжную и самостийную Каролину. Так переможемо!
— Ага, — согласился Марик и выпил, не чокаясь.
— От ты думаешь, що янки и дикси це одын народ, що це вси американци? — задал, по всей видимости, свой излюбленный вопрос Тэддибук, и тут же на него ответил, замахав пальцем, — Нэ!!! Янки це жыдивски служныки, а дикси це… дикси це… це… — коротышка напрягся лицом, пытаясь подобрать нужные определения, но переполнившие его патриотические чувства и национальная гордость утопили слова в лингвистическом удушье.
Тэддибук заплакал. Всхлипывая, сморкаясь в руку, размазывая по столу сопли и тряся головой, он повторял одни и те же заветные слова:
— Слава нации… Каролина моя нэнька… нэнька моя Каролина… нации слава…
Марику начала надоедать эта клоунада, и он уже хотел было послать полудурошного коротышку на четыре всем известные английские буквы, как тот вдруг перестал причитать, мгновенно сделался серьезным, разлил виски по стопкам и произнес тост на неожиданно правильном английском:
— To WASP.
— ТУ ВАСП, — не стал возражать страж, и каждый выпил за свое.
Тэддибук разгорячился. Лицо его раскраснелось, говорил он теперь с натугой и яростью, и было видно, что тысячелетия угнетения свободолюбивого народа клятыми ворогами не прошли даром для этого патриота. Пережевывая и коверкая слова, он выплевывал их в лицо собеседника с неподдельным увлечением.
"На каком диалекте он калякает? — спрашивал сам себя Марик. — На эбониксе? На спанглише? Франгле?"
— Мы хочемо знати, — почти визжал воодушевленный мечтой о светлом арийском царстве Тэддибук, стуча кулачком по столу, — що наши дити будут ходыти в каролинскую школу! Мы хочемо переконатыся, що завтра ни латынос, ни нэгр, ни жыд, ни янки не прийдуть видбырати мий дим! А тому смерть ворогам незалежной Каролины!!! А тому всих янкив на гиляку!!! Янку на гиляку!!!
В общем, говорил коротышка все больше, плевался все дальше, а понятно его было все меньше. Чтобы хоть как‑то остановить этот поток красноречия, Марик предложил налить еще по одной. Тэддибук согласился и произнес тост:
— Выпьемо за свидомисть и за тисный звязок миж арийскыми крайнами. Каролина це Конфедерация. Слава Каролине! Звытяжцям слава! За Конфедерацию!
— За Конфедерацию, — согласился Марик, и каждый выпил за свое.
Сразу после третьей стопки страж внезапно понял, что больше просто физически не сможет выносить несносную болтовню коротышки. И поэтому, вспомнив лозунг, написанный на "Хаммере" оклахомского шерифа Джеймса Лопеса, Марик произнес:
— Speak white or die.
— Що? — удивился Тэддибук. — Що ты казав?
— Я говорю, знаешь, кто был мой прапрапрапрадед?
— Хто?
— Мартин Лютер Кинг.
— Що?! Що ты казав, гнида окупантьская… — Тэддибук привстал, багровея на глазах и вдруг с яростным криком: "Янкив на ножи!" кинулся на стража.
В следующее мгновение коротышка оказался под столом без сознания с разбитым носом. Марик, облегченно вздохнув, налил стопку, и в тот момент, когда он опрокинул ее содержимое себе в рот, в подсобку вошли высокий человек, Роб и уродец Бикипер.
— Что здесь происходит? — спросил хозяин магазина.
— Да вот, — Верзер указал на отдыхающего в нокауте собутыльника. — Нажрался как свинья и упал. Сам.
— Сволочь! — высокий человек пнул Тэддибука ногой.
— Ще не вмерла Каролина, — сказал, не открывая глаз коротышка, затем хрюкнул, повернулся на другой бок и захрапел.
— А что это за диалект? — спросил Марик.
— Не обращайте внимания, — махнул рукой хозяин магазина, — это аментивный синдром и шизофазия, а не диалект. Неудачный продукт генной инженерии. В Чикаго находится главная лаборатория Всемирной Энергетической Корпорации. Так вот, из некоторых подопытных получаются машины для убийства, а из некоторых олигофрены — недоростки. Знаете сколько в Иллинойсе таких? Я как‑то раз был там и пожалел эту сладкую парочку, взял на баланс. Они, конечно, дурковатые, но зато работают за еду, за печенье и прочие вкусности.
— Так они даже не местные? — удивился Марик.
— Бикипер, уберешь здесь! — скомандовал высокий человек.
— Угу, Бикипер приде, порядок наведе — ответил уродец.
— Ладно, сэр, — вмешался Роб, — большое спасибо вам за помощь и содействие. Я даже не знаю, как бы мы без вас выпутались из сложившейся ситуации.
— Ну что вы, — хозяин магазина любезно улыбнулся, пожав руки стражам, — всегда рад помочь соратникам по идеологии.
Высокий человек проводил товарищей до выхода.

Tags: хохлосрач, чтиво
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment